Идущие в на костёр приветствуют тебя

Не могу сказать, что дело Бориса Образцова как-то сильно обсуждается в народе. Ну назвал представителей РПЦ, захвативших недвижимость в Калининграде «рейдерами в рясах», ну могут его за эти слова посадить на полтора года, безотносительно к законности действий представителей РПЦ. Мало ли, есть куда более актуальные темы.

Разжигание ненависти вообще неоднозначная штука. Ей можно назвать что угодно, было бы желание. Один позволил себе не согласиться с захватом недвижимости. Имхо чересчур грубо и толсто (см. моё примечание внизу), но всё-таки он обозначил, к чему конкретно у него претензии — к излишнему и антиконституционому вмешательству церкви в частную жизнь. И всё, пошла-поехала. Штраф, тюрьма. Никто и не подумал подставлять другую щеку, что вы.

А вот другой герой изругал Фонд  реформировани ЖКХ «ворюгами», и ничего. Все же понимают, что это прямая обязанность Гражданина — указывать на недостатки, чтобы их можно было искоренить. И всем ясно, что речь идёт не обо всех работниках сферы ЖКХ, там есть хорошие люди. Нет, адресаты послания — только те из ЖКХ, кто нарушает закон. А не вся социальная группа «работники ЖКХ».

В чём разница? Если смотреть на симптом, ни в чём. И там и там резкие высказывания. И там и там всем понятно, что речь не обо всей социальной группе, а о тех, кто ведёт себя незаконно. Но одного высказавшегося сажают, а другому угодливо кланяются. Потому что один — неудобный журналист, а другой президент. Потому что один поднял запретную тему и позволил себе наехать на любимую игрушку нашей правящей верхушки. А второй прошёлся по организации, и так вызывающей всеобщую нелюбовь. Причём прошёлся устно — сомневаюсь, что и на этот раз что-то изменится на деле. Что говорит нам о правовой ситуации в стране больше, чем иной отчёт Human Rights Watch.

Люди на самом деле очень доверчивы и забывчивы. Десяток-другой лет, и всё стёрлось из памяти, tabula rasa. Например, мало кто уже помнит, что у Церкви в прошлом был весьма обширный опыт репрессий. Вы слышали про монастырские тюрьмы? Кого и почему туда ссылали? Помимо неугодных жён, в эти весьма страшные места бросали за религиозные преступления тех, кто выступал против доминирущей ветви Церкви, инакомыслящих. Например, в тюрьме Соловецкого монастыря сидел бывший игумен Троице-Сергиевой Лавры нестяжатель Артемий, активно ратовавший за небогатую (sic!) Церковь. Думаете, Соловки большевики изобрели? Нет, просто в старую тюрьму пришли новые хозяева. Подход же в целом сохранился: туда всё так же ссылали за идеологию и за религию.

Разумеется, впрямую сравнивать ту ситуацию и сегодняшнюю некорректно: тогда Церковь и Государство были едины, а преступления против религии являлись государственными делами. Сейчас же  Конституция нам гарантирует светскость государства (ст. 14, п2). Хотя постойте, а как же тогда привилегированная роль РПЦ? Почему в явной и неявной форме туда идёт большой поток государственных денег и денег подконтрольных государству организаций? Откуда освобождение от налогов на ряд грешных продуктов? Какие юридические основания для реституции имущества, изрядная часть которого находилась до революции в государственной, а не частноцерковной собственности? С какой радости высокопоставленные представители РПЦ говорят о том, как нам одеваться, что читать и как стричься? Почему есть дела об оскорблении чувств верующих, но ни одного дела об оскорблении чувств неверующих, которые тоже вообще то граждане нашей страны?

Нет, что-то у нас не то с Конституцией. Она явно не отражает существующее положение вещей. А раз так, то где гарантии, что не возродятся и монастырские узилища, и репрессии по религиозному признаку? И запылают снова костры инквизиции. Новые, технологичные. На газу. Уж его то у нас много.


++ Специально для пожаротушения. Этот пост не является разжиганием ненависти ни к одной социальной группе. В нём содержатся описания исторических фактов (например, о монастырских тюрьмах можно прочитать в книжке, купленной в магазине православной литературы), а так же высказывается беспокойство о нарушении Конституции РФ. Автор прекрасно знает, что в РПЦ и среди верующих есть замечательные люди, даже знаком с такими лично, и подчёркивает, что разговор только о тех перегибах, которые сейчас происходят в ущерб как подавляющему большинству верующих и неверующих, так и имиджу РПЦ.

++ Автор ни прямо, ни косвенно не поддерживает грубость высказываний Бориса Образова. Более того, автор считает, что (особенно) в публичной дискуссии следует проявлять большую корректность, независимо от вероисповедания. Тем более, что личное мнение про «трансвеститов» равно как ошибочное, так и не имеет отношения к сути проблемы с рейдерством.

Comments are closed.