Ау, соседи!

Почему молчит Вселенная, когда нам так грустно и хочется с кем-то поговорить? Ферми сформулировал свой «Парадокс». С одной стороны, Вселенная невообразимо гигантская и древняя. Земля на общем фоне особо не выделяется. Логично предположить, что на таких масштабах и временных промежутках могли возникнуть и другие цивилизации. С другой стороны, мы их не наблюдаем. 

Основные гипотезы о причинах молчания можно сгруппировать так:

  1. [их нет вообще] Разумная жизнь — невероятная редкость. Никого кроме нас нет и не будет вообще, мы уникальны как минимум в Галактике.
  2. [их нет сейчас рядом] В окрестностях никого нет не вообще, а именно в нашем временном промежутке — но может быть были или ещё будут. Почему? Ну, например,
    1. [хутора в лесу] Цивилизации есть, но так далеко, что сигналы до нас не долетают. Видимо при этом они не занимаются ничем масштабным — или мимикрируют при этом под природные явления (см. ниже).
    2. [адам и ева] Мы первые, ура! (Тут должен быть целый букет фантазий о том, как мы через тысячи лет сами начнём нести жизнь и демократию в другие миры).
    3. [мрачный жнец] Цивилизации не вечны. Те что были, до нас не дожили. Есть самые разные гипотезы о причинах такой обречённости: 
      1. [отягощённые злом] Неизбежный коллапс цивилизации после какого-то уровня. Например, в силу каких-то ещё неизвестных нам законов.  Признаться, не очень убедительно.
        1. Войны: междуусобные и с другими инопланетянами.
        2. Спонтанные деградация и вымирание. Уж не знаю, почему. Может доигрались с самомодификациями. 
        3. Отказ от дальнейшего развития. Я таких людей и среди землян знаю, так что почему бы и нет.
      2. [обречённые] Неизбежные космические катаклизмы. Фантазирую:
        1. Взрывы сверхновых поблизости. Статистикой не подтверждается — их не так много, и чтобы взрыв непременно совпал с соседствующей цивилизацией… 
        2. Атака неизвестного космического вируса. 
        3. Блуждающие облака метеоритов. Нибиру в обнимку с Немезидой.
        4. Сверхвысокоэнергетическе бродячие лучи-убийцы, натыкающиеся порой на планеты с цивилизациями и выжигающие их. Пока на такое нет ни намёка, но может это и хорошо для нас.
        5. Разрывы в ткани Вселенной, какие-нибудь гигантские космические струны.
  3. [их нет уже] Со временем цивилизации не погибают, но уходят как табор в небо. В другие Вселенные, в иные формы тел. Может быть уже так поменяли себя так, что парят меж звёзд аки космические киты. Или и вовсе заселили какое-нибудь светило и пускают там фонтанчики из плазмы.
  4. [они есть] Они не проявляют себя так, что мы можем их заметить. Потому что они…
    1. [«окно доступности»: соседи до него ещё не добрались] Технологического типа, но слишком примитивны и слабы ­— как Земля сто и более лет назад.
    2. [«окно доступности»: соседи уже из него выпали] Технологического типа, настолько сильны, что давно ушли от шумных средств: не пользуются радио, не инвстирую в сферу Дайсона, не шлют сигналов соседям и т. д. Про снижение заметности очень логичная гипотеза, на самом деле: наша цивилизация сама уже подходит к необходимости экономить энергию даже при компьютерных вычислениях. И количество радиошума за последние пару десятков лет существенно уменьшилось. 
    3. [тихони] Не балуются мощным заметным (для нас!) воздействием на природу — в силу философии или неразвитости технологии (например, цивилизации нетехнологического типа). И незаинтересованы в контакте. «Кин-дза-дза» или леонидяне-эльфы.
    4. [партизане] Специально прячутся. Фиг знает, зачем. Ведут войну, боятся чужаков, принципиально не хотят влиять на мир, готовятся к нападению…
      1. [уфология] Подвид: они не просто есть и прячутся, а уже прилетели к нам и тайком наблюдают. Иногда втихую вмешиваются. А ещё порой крадут коров и вставляют ретивым уфологам зонды в афедроны.
  5. [конспирология и астрал] Этот список был бы неполон без шапочки из фольги. 
    1. [они есть, но их скрывают] Цивилизации не просто есть, а вышли на контакт с правительством. И, почему-то, дружно решили всё скрыть. «Люди в чёрном», «Проклятые» дин Фостера, «Ангар 18» — несть им числа.
    2. [матрица] Мы живём в Матрице, какие вам тут инопланетяне!
    3. [людены] Мы и есть инопланетяне. Лучшие из нас путешествуют, а остальные в «инкубаторе». Кто не сдал ЕГЭ, сидит ровно на планете и не путается под ногами успешных людей.

(Возможно сочетание нескольких факторов).

Следует сразу отметить, что у всех катастрофических гипотез есть один огромный недостаток. Мы ничего подобного не наблюдаем. Либо, как в случае со взрывами сверхновых, наблюдаем крайне редко. Очень мало шансов, что и без того нечастая цивилизация по месту и времени непременно совпадёт с подобными неприятностями. Кроме того, учёные сходятся во мнении, что раз появившуюся, жизнь очень сложно уничтожить окончательно. Да, цивилизация, животные, растения и даже бактерии могут быть уничтожены взрывом — но жизнь просто начнёт с начала. Не факт, что при этом снова родится разум, но фору такая планета точно получит.

В силу нехватки фактов мы вынужденно очень размыто определяем

  • разум,
  • цивилизацию вообще,
  • технологическую и биологические цивилизации в частности,
  • признаки деятельности цивилизации.

Понятно, что в первую очередь мы ищем копии нас — если не телесно, то по modus operandi. Но совершенно не факт, что будет именно так. 

Разум, в широком определении, это а) умение строить модели мира и опробовать свои действия на них; б) и, в частности, рефлексировать: строить модели своего разума и разумов окружающих. Т.е., осозновать себя и понимать, что другие могут думать по каким-то своим законам. 

Хотя разумная жизнь скорее всего будет так или иначе энтропийной аномалией, из этого определения, никак неизбежно не следуют радиоприёмники и плетение сетки вокруг центральной звезды. Из него не следует даже какое-то усложнение и развитие. Хуже всего — из этого не следует желание с нами хоть как-то общаться и находить общий язык. Поэтому проблема оценки, является ли кто-то разумным, на практике может стать очень острой. Вспомним «Солярис»: что если нечто не производит привычных нам артефактов разума? «Рефлексия», это, конечно, хорошо — но мы ж внутрь нашего визави не залезем и не увидим, как оно там рефлексирует. Внешние проявления для нас могут оказаться весьма странны и нелогичны. А если это нечто ещё и не хочет/не может с нами разговаривать понятным нам образом, то вообще швах.

Если у нас уже первая пуговица толком не застёгивается, следует ожидать непрятностей и с определением термина «цивилизация». Что это такое? Подчиняющееся каким-то правилам динамическое взаимодействие индивидов, имеющих общую историю? Часто в определение добавляют что-то про гомеостаз/гетеростаз ­— адаптацию к внешней/внутренней среде и развитие. Вот только это опять зеркало. Иные могут вести себя совсем иначе. Если им не нужно покорять мир, если их и так всё устраивает. Или если способы этого покорения в корне отличаются от наших.

Дальше не лучше. Не очень осмысленно и разделение на технологическую и биологическую цивилизации. Мы уже видим по себе, что развитая технология позволит менять и свою биологию. Трудно представить себе цивилизацию, которая не дойдёт до этой стадии и останется только технологической — эдакий стимпанк космического масштаба. С чего вдруг? Конечно кто-то может отказаться от самоизменений по философским соображениям. Но чтоб прям все? Вряд ли. Если цивилизации есть и развились, они будут себя менять. В пределе ситуация с самомодификациями описана в «XXI путешествии» у Лема, но может быть масса других вариантов, где не найти границы между «естественным» и «искусственным». Нет, делить нельзя. Разве что можно осторожно говорить о приоритетах. Кто-то больше любит большие мощные заметные инструменты и джипы Hammer. А кто-то предпочитает сливаться с природой и воздействовать на всё незаметно на микроуровне, как Monsanto. 

Какие видимые признаки деятельности могут быть у такого зоопарка? Они должны как минимум значимо отличаться от природных. Или даже не так: они никому ничего не должны, но определить как «искусственные», созданные кем-то, мы можем только те признаки, которые не могли бы возникнуть естесственным путём.

«Сфера Дайсона»? А вдруг у инопланетян трипофобия? Мощные звездолёты размером с планету? А если инопланетяне не любят летать или летают эдакими плазмоидами сами? 

Вообще через какое-то время мы вполне можем обнаружить, что «повороты рек» галактического масштаба — детская болезнь цивилизаций, энергетически и практически бессмысленная как летающие паровозы. Поэтому такой ерундой никто в развитом приличном обществе не занимается. А мы всё смотрим вверх, ищем клубы пара от дровяных звездолётов. Драконов уже перестали искать, а сферу Дайсона ещё нет.

Я бы вообще сделал осторожное предположение: если что-то может быть изобретено и открыто, на масштабах миллиардов световых и просто лет оно в итоге будет изобретено и открыто. Применение же по гамбургскому счёту будет определяться не моралью и философией, а энергетической выгодой. Поэтому если мы чего-то не видим, либо это физически невозможно, либо некому этим заниматься, либо это невыгодно — но не «они могут, но запретили себе это делать».

 

Подведём итоги. Факт: разумная жизнь возможна — мы ведь есть. Факт: при этом мы почему-то не слышим и не видим соседей. Может потому что их (ещё? уже? вообще?) нет. Может потому что мы не то слушаем. Может потому что они не шумят и не сигналят. Но даже если мы что-то найдём, будет непростым вызовом распознать и признать чужой разум.

 

p.s. Пара слов про знаменитое «уравнение Дрейка»: расчёт числа внеземных цивилизаций, с которыми у нас есть шанс законтачить. Это уравнение из того анекдота про математика. Оно замечательное, всеобъемлющее, точное — и совершенно бесполезное. Не, если мы каким-то неведомым образом узнаем точные значения всех компонентов уравнения (например, сколько именно разумных цивилизаций хочет вступить с нами в контакт — у Левады что ли спросить?), то любой из нас даже не в эксцеле, а на калькуляторе тут же всё расчитает. Но тут как в рассказе про Чука и Гека: «Гек разыскал себе гладкую палку, забил в нее гвоздь, и получилась пика, до того крепкая, что если бы чем-нибудь проколоть шкуру медведя, а потом ткнуть этой пикой в сердце, то, конечно, медведь сдох бы сразу».

  

 

Comments are closed.