Фильм Чувственная математика (Colors of Math)

Разочарование. Для меня просто разочарование. 

Из плюсов я могу отметить только один: Анатолий Фоменко ни слова не сказал об истории. Может же!

Сам виноват, после прочтения этой статьи, нацелился на что-то крутое. Решил, что будет что-то вроде «Стратегий гениев» Дилтса, только не занудно, а визуально-наглядно. Что возьмут какую-то задачу, понятно разъяснят нам, чем она интересна, и покажут внутренний процесс размышления гения — как он видит, чувствует, слышит — и как это в итоге отливается в решение. Понятная задача, понятный наглядный процесс, понятное решение.  И это вполне возможно — на мастерском курсе мы прекрасно моделировали чужие стратегии, и тогда я понял, что под внешне непонятными крутыми умениями часто прячутся простые, ясные внутренние алгоритмы. И чем лучше умения, тем проще и совершеннее алгоритмы. Это у неумех нечитаемый «индусский код», у талантливых же людей всё нагляднее и эффективнее. А у гениев вообще всё должно быть близко к совершенству. Надо только правильно подойти и выяснить. Так что почему бы режиссёру, да ещё математику, не показать нам эту красоту? Тем более, что один из талантливейших физиков современности как-то раз справедливо сказал: «Если вы не можете объяснить физику пятилетнему ребёнку, значит вы не знаете физики». Я в математике наверное как этот пятилетний ребёнок. Покажите мне, как она выглядит глазами взрослых!

Угу, размечтался. Чтобы сделать такую работу, нужны компетенции побольше, чем были у режиссёра. В результате получился фильм, типичный для нашей журналистики последних 20 лет. Вместо глубинного понимания стратегий, вместо того, чтобы быть мостиком между ними и нами, нам показали странных гениальных чудиков, бормочущих себе под нос что-то страшно умное. От того, что они благосклонно шли навстречу режиссёру и вставляли в речь простые слова вроде «мясорубка» и «мыльный пузырь», становилось только хуже, ещё больше была видна пропасть между ними и нами. Всё это было за уши притянуто к одному из шести чувств — за уши, потому что весь мой и не только мой опыт говорит: действительно эффективная стратегия будет полимодальной, включающей в себя максимум чувств, как правило при ведущей визуальной системе. Что нам, кстати, демонстрировал и первый герой, Цедрик Виллани — с ним говорили о вкусе, он честно говорил про вкус, но смотрел при этом в небеса. 

Научпоп в России умер. Зубры старой школы уже в изрядном возрасте, а новые ещё только пробивают дорогу. У многих ли хватит энергии, чтобы, как Ким Смирнов, пойти на физфак вольным слушателем, дополнительно к журналистскому образованию — только для того, чтобы лучше писать на научные темы? А если нет научпопа, но хочется чем-то зацепить публику, то остаётся только «ах, гений, гений! ах круто, круто! ах, а какого цвета у вас трусы?! хихи!»

Документальная картина, снятая профессиональным математиком-режиссером Екатериной Еременко – замочная скважина, через которую зритель лишь мельком заглядывает в многомерные вселенные, рождающиеся в головах математиков. И еще больше убеждает нас в общепринятом представлении, что они — люди с других планет.

С других планет. Вот уж воистину. По улицам Слона водили, как видно, напоказ —известно, что Слоны в диковинку у нас.

Comments are closed.