Рассуждения о невозможности Ада в христианстве [18+, религиозность-]

eternal fire

v2 от 05/11/2013

pre. «Бог», «Рай», «Ад» пишу с большой буквы, поскольку речь идёт о христианских религиозных категориях. | Сегодня на лекции обсуждалась как раз тема теодицеи. Я написал текст ещё вчера, но специально править сейчас не стал. Будем обсуждать, и буду обновлять «по живому». | Просьба людям, склонным религиозно оскорбляться, не читать. Конечно, этот вопрос рассматривался неоднократно и христианскими богословами, но откуда про них знать честному образованному русскому христианину? Проще сарынь на кичку, и в суд. Так что на всякий случай, не лезьте под кат. Если решили прочитать, тогда уже не оскорбляйтесь. Личное оценочное суждение, и всё такое. | Многабукаф. Неразумные и неконструктивные реплики типа «ниасилил» / «с трудом прочитал» / «зафига писал» характеризуют лишь автора комментария и караются вечными муками.

Вопрос теодицеи[*]: откуда при Всемогущем Всеблагом Боге в мире есть Зло? Типовые ответы, как обычно:

  • Бог не добр
  • Бог не всемогущ
  • Зло не есть зло

Давайте рассмотрим ситуацию, оставаясь в рамках христианской концепции «Всемогущего Всеблагого Единого Бога» (здесь включим компетенцию «всеведение» в группу «всемогущество», хотя, строго говоря, это не одно и то же). Смотрим только внутреннюю логику, не касаясь психологических, психиатрических и социальных причин.

Сузим проблемное поле и посмотрим на «Проблему Ада» [*]. Это часть проблемы наличия зла при всеблагости, и она очень интересная. Например, куда попадают те, кто жил до Христа? Те, кто не успел креститься (те же младенцы)? Кто живёт так далеко, что Слово Божие до них не дошло? Все в Ад? Как-то неприятно и несправедливо. Какие есть решения? Как минимум, такие:

  • Есть Ад. Бог не всемогущ, извините.
  • Есть Ад. Бог не всеблаг, извините.
  • Нет Ада. Вам почудилось.
  • Нет Ада и Рая.
  • Ад — внутренние страдания от своей фиговости, даже в Раю. 
  • Есть Ад и Рай. Есть переэкзаменовка после смерти (вариант: перед смертью или после неё Бог является и представляет выбор — например, креститься по-быстрому: как у мормонов).
  • В Аду возможно УДО[*] за хорошее поведение или по амнистии [*: Климент Александрийский, Ориген, Григорий Нисский].
  • Ад — не тупо пытки, а переформатирование и оптимизация грешника (родств. «Ада нет», «Есть УДО»). Типа больницы или ремонтного цеха. Вылечат и отпустят [снова Григорий Нисский].

Если оставаться в рамках христианства в широком смысле (Ад есть, Бог тоже, с соответствующими атрибутами; но оригенистов пока не трогаем и возможность УДО оставляем), то всё крутится возле четырёх тем и их комбинаций:

  1. Бог может или не может защитить от Ада (тогда не важно, хочет ли).
  2. Бог хочет или не хочет защитить от пыток.
  3. Ад навечно или нет. (Т.е., возможно ли УДО?).
  4. Пытки чтобы поглумиться или для исправления.

Некоторые комбинации неправдоподобные или противоречивые. Так, если Бог может и хочет защитить, то Ад не может быть навечно: Бог вытащит. • А если пытки лишь чтобы помучить, а Бог может, но не хочет это остановить, то нафига нам такому чудищу поклоняться? Подчиняться из страха, ладно — но любить как Отца? • Для комбинации «может и хочет спасти, сам Ад сделан, чтобы просто пытать» непонятен сам факт наличия Ада. Если Бог может и хочет из него вытащить, чего тянуть? И вообще, почему бы не избавиться от этого мерзкого места, решив проблему раз и навсегда?

Таким образом, постулируя Всемогущего и Всеблагого, мы с неизбежностью приходим к тому, что Ада нет. Максимум, лечебница, да и то, временная. Даже вообще мгновенная и комфортная, с анестезией — он же Всемогущий, а не мелкий бог с бугра.

Всё остальные варианты рисуют Бога весьма неприятным и недостойным уважения существом (да ещё и не вписывающимся в аксиомы христианства), так что мы их с гневом отвергаем. В пыточный Ад может верить только тот, кто отрицает всемогущество и благость. То есть, не христианин.

 

Рассмотрим частые возражения.

Есть аргумент, что Его благо может отличаться от нашего. Очевидно, что аргумент слабый, сразу по нескольким позициям. Во-первых, мы вроде бы сделаны по образу и подобию — кого? Правильно, Божьему. С чего бы ему закладывать в нас неправильные понятия? Упрощённые, окей. Но уводящие в сторону? Потому что Он непостижим? — Смотрим ниже.

Во-вторых, если мы что то не считаем благом, мы не называем того, кто нам такое причиняет, Всеблагим. Мы его как то иначе называем. Всеблагой же — тот, кто делает благо именно в нашем понимании. Иначе это уже будет новояз из «1984». Отсылки же к Высшему Благу тоже не работают. Это или благо, которое мы можем в итоге понять, или для нас это не благо вовсе. Сложно с наших позиций представить, какому Высшему Благу служат Вечные муки. Точно не нашему. Всемогущий наверное может и предугадать нашу реакцию и восприятие его «блага», и что-то сделать по этому поводу. Если он конечно Всеблагой.

Он непостижим? Ха. Если у Него благо так от нашего отличается, может и остальное про Него — враки? Включая Всемогущество, которое тоже может быть не таким или таким не быть. Включая Всеблагость. Включая вообще распределение ролей. А может он и вовсе не Един? Он же непостижим. Может быть всё, что мы знаем, включая Библию, догмы — грандиозная шутка Творца, фейк? Ох, опасно играть с непостижимостью, это оружие легко поворачивается в сторону того, кто его достал.

И с чего тогда мы взяли, что «неведомое» будет непременно хорошим для нас? Оно же неведомое — может с тем же успехом быть и плохим, раз мы уже в «человеческой» всеблагости усомнились. Защищая позицию Неведомого и Непостижимого Высшего Блага, мы быстро начинаем громоздить одну ничем не подкреплённую фантазию на другую. Противореча Писанию и выдумывая новую религию, — но кто ж на такие мелочи обращает внимание.

Аргумент Бога-Инженера, выбрасывающего неудачные модели на помойку, тоже откровенно слаб. Про всеблагость забудем сразу. Про всемогущество тоже. И, в конце концов, даже Инженер не устраивает своим винтикам-шпунтикам бодрящий аттракцион вечных пыток. Рая он им, кстати, тоже не дарит. 

К «инженерии» также относятся всеразличные «проверки на вшивость», «тестирование». По очевидным причинам, в пролёте либо всеблагость, либо всемогущество, либо и то и то. 

У нас есть свобода воли. Лейбницкая — как ценность для самого Бога, или производная бердяевская — свобода, существующая ещё до Бога, и он ей подчиняется. Второй случай: ку-ку, всемогущество. Первый случай: ку-ку, всеблагость. Мы же своих детей как-то стараемся подстраховать. И не караем вечными муками за украденный со стола пирожок. Мы — нет, а Бог карает [п8]. Он несравнимо больше, и видимо несравнимо мелочней и злопамятней.

Необходимость Ада как мотиватора для правильного поведения,  тоже сталкивает лбами всеблагость со всемогуществом. Можно предположить, что в принципе такая мотивация будет работать. Эйчары подтвердят. Но также очевидно (и это эйчары тоже подтвердят), что реализована она из рук вон плохо: наказание далеко, неочевидно  и не всех мотивирует. Хуже всего, если вспомнить историю, оно не мотивирует как раз тех, кого надо бы, и кто наделал кучу гадостей. Опыт западных стран во второй половине XX века показывает, что ужесточение наказания не ведёт к снижению преступности. Ну и ни о какой всеблагости и речи нет: любой даже не идеально добрый, а просто душевно здоровый и нормальный человек, обладая абсолютным знанием и силой, сделал бы систему мотивации подобрее. А, скорее всего, с самого начала заложил бы её внутрь своих творений. У нас же нет божественного или иного закона против отгрызания у себя рук и ног — инстинкт самосохранения в подавляющем большинстве случаев справляется куда лучше Страшного Басманного суда. 

В скобках добавим, что для мотивации муками, строго говоря, Ад не нужен. Нужны лишь слухи о нём, какая-то имитация. Всё равно свидетельств нет никаких. 
К Раю вышесказанное тоже относится.

В духе культурного релятивизма, можно заявить, что на протяжении большего периода времени для человечества пытки с «адом по месту прописки» были совершенно нормальными явлениями, и в их картину мира такая адская всеблагость вполне вписывалась. Это справедливо. Гуманизм — европейское детище последней пары сотен лет, да и сейчас он ещё не везде известен, включая Россию. Но тогда мы утверждаем, что эта религия — архаичные верования жестоких дикарей, несовместимые с современным миром и его ценностями, и больше подходящие сами представьте, кому. Тут или крестик сними, или топор с клещами отложи, вместе сейчас — никак. 

Аргумент Лейбница, что страдания нужны для оттенения удовольствия[*], я не хочу рассматривать всерьёз. Давайте бороться за мир, пить за трезвость и трахаться за девственность. Мужчины, которые любят женщин — ну вы поняли свою планиду. Сочувствую, но Лейбниц как бы обозначил. Никуда не деться, готовьте вазелин. Будете оттенять.

 

Резюмируем. Общая проблема зла в мире здесь не рассматривалась, а вот любые попытки оправдать Ад-с-муками-и-криками, неизбежно рушат всеблагость • всемогущество. Так что добрые христиане, не бойтесь Ада, он отменяется! Бойтесь только того, что ваше учение про всеблагость Творца — ложное. :)

Понятно, что все проблемы от приставки “все-“. Жонглирование абсолютами легко заводит в тупик. Если их убрать, всё будет куда проще. Но это будет уже совсем другая сказка, не про христианство, не про иудаизм и ислам. 

++ психиатрическое добавление.

Comments are closed.