"Сервер умер, да здравствует Сервер!"

Почему психология не физика, а история не умеет предсказывать будущее

Рассмотрим науки о мире, в порядке возрастания сложности.

• Фундаментальная физика. Если упростить, физика имеет дело с элементарными частицами, их конгломератами, и некоторым не самым большим числом свойств этих частиц и мира в целом. Главная сложность техническая: для изучения всего этого требуется много энергии (читай: денег). В принципе и всё: если будут деньги на опыты, то пытливые гении рано или поздно во всём разберутся.

• Химия. Элементарные частицы объединяются в молекулы. Они взаимодействуют друг с дружкой с помощью всего одного взаимодействия, но выстраиваемые ими структуры достаточно комплексны, поэтому главная сложность изучения — вычислительная. У нас мало того что нет полного знания про основы мира, так ещё и не хватает мощности компьютеров. 

• Биология. Из миллионов и миллиардов молекул выстраиваются невероятно затейливые конструкции. Помимо того, что они взаимодействуют и как молекулы, и как элементарные частицы, у них появляются новые эмергентные свойства. Чтобы изучать всё это, в обозримое время не хватит мощности даже перспективных квантовых компьютеров. Это не считая того, что нам ещё далеко не всё ясно про молекулы и частицы.

• Нейрология. Из биологического субстрата, из десятков миллиардов клеток создаётся объект исключительной сложности: мозг. Если уж мы пока не умеем моделировать клетки, что уж говорить про такой уровень комплексности. Вторая проблема: мозги у разных людей разные, и уже не поставишь идеально воспроизводимый эксперимент — по крайней мере, не для сложных свойств. Третья проблема — этическая. Иногда технически возможно поставить эксперимент, но никто не будет этого делать, потому что он подвергнет опасности живых людей. 

• Психология. На материальном нейробиологическом субстрате идут процессы, часть из которых мы назваем психическими. Понятно, что ни о какой точной их модели не может идти и речи, приходится довольствоваться приблизительными. Не помогает и то, что хотя впрямую психология не работает с явлениями из нейробиологии (и со всем остальным выше по течению), но конечно же они так или иначе влияют на работу психики. И чем глубже мы их изучим, тем больше у нас шансов лучше понять психические процессы. Ну и конечно, в психологии крайне сложно поставить эксперимент: тут и этические проблемы, и наше незнание мира на всех уровнях, и невозможность полностью повторить условия эксперимента: нет двух одинаковых людей, и не получится каждый раз давать одно и то же воздействие. Разумеется всё это не значит, что нужно опускать руки: психология сейчас бурно развивается во многом именно благодаря возврату в лоно науки и налаживанию отношений с нейрологией и биологией. Но чётких моделей с предсказательной силой, как в физике, от психологии ждать не стоит ни сейчас, ни в будущем. Скорее, что-то статистическое, со всё более высокой сходимостью результата.

• Социология, экономика, педагогика. А теперь возьмём этот самый сложный известный нам объект во Вселенной, размножим его в семь миллиардов раз и попробуем понять, как же эти ребята друг с дружкой общаются, да ещё под влиянием сонмища внешних факторов. В общем, все те же проблемы, что у психологии — только во много раз больше, и с дополнениями. Поэтому то учебники по социологии эклектическим перечислением социологических паттернов напоминают рубрику «К.О. на связи», а экономисты вначале и вовсе попытались пойти по пути упрощения всего этого до некоего сферического в вакууме «человека экономического». Впрочем, сейчас уже есть понимание, что если мы хотим дальнейшего развития, всё-таки придётся копнуть глубже и заняться психикой. Помня о сложностях всех предыдущих этапов и стараясь избежать очень частой в этих науках политической ангажированности.

• История. Она находится на вершине этой пирамиды сложности. Берём весь груз проблем из социологии, добавляем к нему принципиальную невозможность эксперимента, добавляем куда большую неполноту исходных данных и, часто, куда более серьёзную политизированность вопроса. Историк с завистью смотрит на физика с химиком, которые говорят: «Вот дадут нам на исследования деньги, мы всё изучим и поймём!» В изучении истории деньги, конечно, тоже не помешают, но ими одними ничего не решится. В идеале, история, социология, экономика и политология могли бы вместе стать некой «супернаукой», которая оперирует моделями социумов, опирается на исторические данные и может с какой-то вероятностью прогнозировать будущее. Эдакая «психоистория» из азимовского «Основания». Но пока о таком говорить категорически рано.

Как видим, чем дальше мы от первоисточника, тем меньше наука соответствует строгим «физическим» критериям. Это не значит, что кроме физики, нет наук. Напротив, следует отнестись к большим уважением к тем, кто не боится заниматься такими сложными вещами и создаёт хотя бы приближенные модели, которыми мы все пользуемся. 

О Китае замолвите слово

Люди так устроены: что бы ни происходило, они всегда знали, что так будет. И сейчас вам обстоятельно расскажут, почему.

Если сейчас дождь, они пишут аналитику про то, что пришёл Потоп. Выглянуло солнышко, они тут же перестраиваются, критикуют потопленцев и рассказывают, что им всегда было ясно, что дождь скоро сменит солнце и мы все сгорим.

Например, стоило Борису Джонсону вырулить из пике, как тут же сайты и газеты запестрили статьями аналитиков, превозносящих этого примечательного персонажа, в которых объяснялось, как ещё задолго до рождения ему был предопределён успех, как он шёл к нему всю свою жизнь, и даже то что казалось epic fail, на деле было Гениальным Планом.

Понятно, что как только Акела промахнётся, эти же авторы всегда знали, что он был обречён.

Та же ситуация с Китаем. В начале и середине пандемии я с интересом читал, как Китай всех переиграл. Мощь его невероятна, предусмотрительность запредельна, тысячи лет истории опыта дают огромную фору перед любыми выскочками. Западу остаётся только признать поражение, смириться и учить китайский язык.

Ни в коей мере не буду отрицать достижений Поднебесной — ни прошлых, ни нынешних. Компас, порох, бумага, книгопечатанье, ещё сотни всего — это то, что было. А то что есть — я печатаю это на клавиатуре made in China, смотрю в монитор made in China, рядом смартфон made in China. Это всё есть. А вот чего нет — это мифической «древней мудрости». Вся история Китая — это история возвышения и сокрушительных поражений. Китай много раз становился величайшей державой, и много раз не мог удержаться на пьедестале. Всё это время там были известны и стратагемы и «Искусство войны» и сочинения Конфуция. Всё это время Китай мудро смотрел в глубь тысячечлетий. И что, помогло?

Сейчас Китай снова на подъёме. Снова планирует на сотни лет и играет в Го. В этот раз то уж всё будет иначе? Китай завладеет миром?

Вряд ли. Я не говорю, что кто-то там кого-то снова завоюет и разрушит. Очень хочется верить, что уже миновали те времена, когда такое поведение больших держав было нормой. Потому что войн не бывает святых, праведных, справедливых — они всегда отвратительные. Но и «мягкой силе» Китая есть предел. Тому несколько причин.

Первая: у Китая просто не было опыта сосуществования с равными по силе: он был или намного сильнее окружающих (тогда он диктовал всем свою волю), или его завоёвывали (и подчиняли своей воле). Сейчас иной мир. Но Китай ведёт себя по-прежнему. В win-win он пока не умеет.

Вторая, как следствие первой: шовинизм Китая и неготовность принимать иные культуры. В чём мощь США? В привлекательности. Вспомните, как все любили американское даже в СССР. Ругали, критиковали, а всё равно любили. И пусть уже давно «Гудбай, Америка», пусть давно понятно, что там не рай — но у этих эмоций колоссальная инерция. Land of the free даёт каждому приехавшему возможность подняться до любых высот. А что даёт Китай? Плохо скрываемое или и вовсе открытое презрение к лаоваям, «белым обезьянам»? Пока Китай не откроет приезжим объятия (а он не сделает этого примерно никогда), какая бы экономическая и военная мощь у него ни была, он останется провинцией. Властителем дум ему не стать.

Третья — как ни странно, неумение извлекать уроки из прошлого. Как только страна обретает силу, все тормоза срывает. Ден Сяо Пин заповедовал не высовываться и тихо растить мощь — Си Цзыньпин решил, что нарастили достаточно. Можно свысока поучать, как правильно бороться с эпидемией, можно кабалить кредитами страны на «Шёлком пути», можно играть военными мускулами на море и на суше. Но Запад то никуда не делся. Можно сколько угодно рассуждать о его загнивании, но его сила ещё долго будет очень велика. Поэтому за коротким периодом восхищения успехами Китая мы видим, что Запад перегруппировался и пошёл мочить Китай из всех орудий. Пока что пиаровских. Но и санкции не за горами. И без разницы, что Трамп так отвлекает внимание от собственного бездействия в начале пандемии. Главная причина одна: Китай всё ещё не может признать право других на равное существование.

// На картинке — китайский комикс, указывающий правильное место белого мусора в Поднебесной. На второй — работник китайского посольства в Казахстане вежливо объясняет колумнисту Карнеги, что тот не вполне прав. Прям как в том анекдоте про составление ноты начинающими дипломатами.

Молодцы, так победите.

Казнить можно помиловать

Лет пять назад мне в руки попала интересная книжка. Репринт издания 1909 года, «О смертной казни. Мнения русских криминалистов». На основе этой книги я попробовал выделить основные категории аргументов за и против смертной казни, совершенно не предполагая, что этот вопрос когда-нибудь будет в России снова актуален. Получилось 14 категорий, от религиозных, до системных. Публикую как есть, в качестве информации к размышлению.

В целом, на мой взгляд, аргументы «против» значимо перевешивают аргументы «за».

К вопросу о питании средневековых монахов

Все мы помним балладу о полевом командире Робин Гуде и его верных товарищах, среди которых был horizontally challenged братец Тук, способный перепить и переесть весь свой батальон, если его не отвлекут. 

Похоже, что не всё в этой балладе — миф. Пять лет назад Константин Михайлов на лекции посвящённой монашеским орденам, вскользь упомянул, что средневековые монахи потребляли 4500-6000 ккал в сутки. Судя по всему, для Константина как для религиоведа и историка это были просто числа. Но набегами ведущего дневник калорий меня они поразили. Я решил проверить эту историю.

Оказалось, что она похожа на правду. По крайней мере, как показывает исследование Филиппы Патрик из Института Археологии Университетского колледжа Лондона [1][2], монахи в средние века ели невероятно много. Приведу список, кто сколько ел (на основе [4]):

  • Обычные мужчины и женщины потребляли порядка 2200-300 ккал в день. Это больше современных норм (у меня, например, в погожий сидячий день выходит около 1600), ну так народ поактивнее был, Интернет тогда ещё не во все дома провели.
  • Наслаждающиеся тяжёлым трудом моряки и прочие потребляли 3500 ккал в день. Это пока тоже не выходит за границы разумного и понятного.
  • Аристократы же, мучаясь и постанывая, втискивали в себя 4000-5000 ккал в день. Что много. Реально много. Даже если они носили доспехи, не снимая.
  • Но всех их с запасом обходили слуги Господа! В постный день они потребляли 4500 ккал, в обычный же — 6000

Чтобы понять, сколько это — 6000 килокалорий:

  • Бег. Десять километров — порядка 900-1000 ккал. Марафонский забег мне стоил 4200 ккал. 
  • Секс — 3 ккал в минуту, 180 ккал в час, 7560 ккал в сутки (кто-нибудь пробовал?)
  • Мясо (1 кг) — 2500 ккал.
  • Торт «Наполеон» (1 кг) — 3170 ккал.
  • Пиво (литр) — 380 ккал.

Примерно понятно, каким образом монахи достигали этого уровня. Филиппа Патрик описала [1] примерный рацион монахов из монастырей Клюнийской конгрегации (до 2000 монастырей на пике).

— С 11 до 13. Три яйца, варёных или жареных на сале. Овощная каша с фасолью, луком-пореем, морковью и другими продуктами из монастырского сада. Свиные отбивные, бекон и баранина. Каплун, утка и гусь с апельсинами. Двести грамм хлеба, чтобы подобрать подливку. Персики, клубника и черника с яичным пудингом. Пара литров разбавленного пива.

— С 16 до 18. Баранина с чесноком и луком. Болтушка из яиц, молока и инжира. Оленина с рябиной, инжиром, травами, фундуком и яблоками. Тушёные угри, сельдь, щука, миноги, лосось, треска, форель. Двести грамм хлеба для подливки, иногда с топлёным салом. Два литра эля. Пол-литра вина (см. [5][6]: размер чарки вина не был чётко определён).

Это меню поражает разнообразием. Но, к сожалению, в статье не приводятся размеры блюд. Зато они есть в Вики [3, глава “Caloric structure”]. Пять яиц, кило хлеба, 900 грамм бекона, 4.5 литра пива. Ну и чарочку вина неопознанного размера. 

Введя все эти данные в MyFitnessPal, я получил не шесть, а все десять тысяч килокалорий! 

Калорийность питания монахов




Чтоб вы понимали моё изумление. Всё, что не потрачено, обычно идёт в жир. Если быть щедрыми и оставить ведущим сидяче-стоячий неактивный образ жизни монахам солидные 2500 ккал, то ежедневный избыток составит от 3500 до 8000 ккал. Один грамм жира даёт 9 ккал (не будем делать поправку на биодоступность разных видов жира). Значит 9 ккал отложатся в ±1 грамм жира. Что даст ежедневный прирост от 400 до 900 граммов. 4-9 кг за 10 дней. 360-810 кг в квартал. Полторы-три тонны в год. Каждый год. Если ввести калорийную поправку на обслуживание этой массы (3 ккал / кг), то набор веса прекратится где-то на тонне-двух.

Похоже, братцу Туку дубинка была без надобности. Он мог как Годзилла просто давить всех массой.

Эта загадка мучила меня: как такое возможно? Почему у нас нет история о многотонных монахах, неспешно катящихся по своим делам по дорогам Средневековья? Если же у них была диарея, где каловые Монбланы вокруг монастырей? И вдруг меня озарило.

В экологии есть понятие «экологической эффективности». Какой КПД переработки полезных веществ в энергию. У разных животных он разный и зависит от многих факторов, что не всегда качественно отображается в школьных учебниках. По какой-то причине в одно время там фигурировало число «10%»: на следующий уровень переходит 10% энергии. Но это неверно! Дмитрий Шабанов приводил пример: если мы накормим килограммом насекомых синицу и питона, они не потолстеют на 100 граммов. Не только потому что не бывает 120-граммовых синиц (они весят около 15 граммов). А потому что у них разная эффективность усвоения. И, что не менее важно, у них разные энергозатраты. Поэтому синица от такого угощения прибавит лишь шесть грамм. Зато питону достанется аж 660 граммов.

Юджин Одум предложил схему [7], описывающую основные энергопотоки. Т.н. «квадрат Одума». Живые существа энергию поглощают, далее с каким-то КПД её перерабатывают. А потом тратят: на движение, на нагрев тела, на рост… и на дыхание! 

И вот мы подходим к главному. Почему синица не смогла растолстеть до сумотори? Потому что птицы тратят до 99% энергии на то, чтобы дышать! Буквально: птицы едят, чтобы дышать.

Шерлок Холмс говорил, что истиной, какой бы невероятной она ни казалась, является то, что останется, если отбросить всё невозможное. Отбросив всё невозможное, мы неизбежно приходим к невероятном выводу: монахи были птицами.

Заключение. Таким образом, просто сопоставляя факты, мы оказались на пороге грандиозного открытия, полностью меняющего наши представления и об истории, и о биологии разумных существ, населяющих нашу планету. Теперь осталось лишь подождать новых археологических открытий, которые покажут нам полые как у птиц кости тех существ параллельно существующего с нами вида, кого мы наивно звали «монахами».

——
Ссылки

  1. Bones reveal chubby monks aplenty
  2. Fat jolly monks had painful secrets
  3. Medieval cuisine
  4. Food & Diet in the Middle Ages
  5. The Holy Rule of Saint Benedict  (на русском) (обратите внимание на главу XL про вино — объём hemina неясен, по разным оценкам и в разные периоды он был в диапазоне от 270 до 750 мл)
  6. How Much Wine May a Monk Drink Per Day?
  7. Дмитрий Шабанов. «Экология», глава «Экологические эффективности»

——
[                                                   ] 
место для Нобелевской премии

IQ

IQ Ричарда Фейнмана был 125. Сами тесты не сохранились и какие именно использовались, неясно. Так что большие выводы делать сложно. Но в принципе те же претензии можно предъявить многим исследованиям, включая ныне модные на тему «ах, мы все глупеем… а вы особенно!» 

В примере с Фейнманом — одна из главных проблем с IQ. Вроде бы мы интуитивно понимаем, что есть более умные, есть более глупые люди. Поэтому, в духе витализма и редукционизма кому-то шибко умному пришла в голову светлая идея, что за это отвечает один (!) фактор, названный “g-factor” (не путать с другими “g”, по преданиям имеющимися у некоторых людей). Далее последовали попытки измерить этот фактор аршином общим. Одна из них — тесты на IQ

Вскоре умным и прочим стало понятно: умными считаются те, кого умные считают умными. Т.е., создатели тестов проверяют, насколько тестируемые вписываются в их шаблоны представлений об интеллекте. Фейнман вот не вписался. Бида-бида.

Как всегда в подобных случаях, какое-то зерно истины во всём этом есть. Одна из задач тестов на IQ — предсказать успешность индивида. Мелкий бес начинает выглядывать из табакерки, когда мы задаём неудобные вопросы: «В чём успешность, в каких ситуациях?» Выясняется, что умение разгадывать анаграммы и геометрические паззлы не всегда помогает в трущобах Мумбаи, а навык находить недостающее число в последовательности — так себе предиктор литературного успеха. Поэтому, как червячки после дождя, повылазили специализированные тесты для разных областей, в общем то похоронив идею единой для всех линейки. Хотя по инерции, для пузомерства и в силу неимения лучшего, её всё ещё применяют и будут применять долго.

Вероятно, есть какие-то факторы wetware, которые помогают достичь лучших результатов сразу во многих областях. Достоверно показывают пальцем на оперативную память (и игру n-Back для её развития). Но мне кажется, могут быть ещё и другие особенности вроде скорости обучения, гибкости и т. п. Что из этого в какой степени наследуемое (мы говорим не только о генах), а что — постнатальный конструкт — дело пока тёмное. 

Но всё это базовые «низкоуровневые» предпосылки, которые не факт что эффективно проявятся в жизни конкретного человека. Это как купить дорогущий процессор, жёсткий диск, дизайнерский коврик для мыши… Явно недостаточно просто положить их рядом, чтобы всё вместе заработало. She’s a diamond, who want to stay coal.

А чтобы проверить итоговый конструкт, нужен банальный ассессмент-центр. Главная идея которого, напомню, чётко определить, в какой именно ситуации человек должен проявить навык, и что именно будет считаться именно тут успехом. И уже под это подбирать тестовые задания. Безо всяких one-size-fits-all.

Глупеет ли человечество

На SciShow хорошее видео на тему «Больший мозг — не обязательно лучше думающий мозг».

В России несколькими уважаемыми мной учёными-популяризаторами продвигается идея, что человечество глупеет. А неандертальцы с кроманьоньцами были умнее. Интересно, что в западных обсуждениях этой темы я такой однозначности не встречаю. Напротив, там указывается, что это совершенно не факт, и всё не так просто.

Тонни Роббинс – 3

(раз, два — в facebook)

Хочу раз и надолго, до подрастания нового необразованного самоуверенного поколения, закрыть тему с Тони Роббинсом.

Роббинс — не тренер и не лектор. Он даже не коуч в привычном нам понимании. Роббинс — представитель очень американского по духу и совершенно незнакомого на наших просторах явления — оратор мотиватор / вдохновитель (motivational/inspirational speaker). Его задача не в том, чтобы научить набившему оскомину «новому»: он даёт «волшебный пендель», чтобы всякие иаковы и джоны взялись наконец за правильное «старое». 

Парадокс Ферми

Второй подход к «парадоксу Ферми» (первый тут) — после чтения reddit и просмотра роликов Kurzgezagt.

Муха в банке

По сети давно гуляет интересная задачка, в своё время разобранная у Перельмана. В разных вариантах, но суть одна. На весах стоит банка без крышки, в неё залетает муха. Система открытая. Потом закрываем крышку. Система закрытая. Муха летает внутри. Изменится ли вес банки в первом и втором случае?

Над задачей интересно подумать, попытавшись выйти за рамки первого очевидного ответа.

Ау, соседи!

Почему молчит Вселенная, когда нам так грустно и хочется с кем-то поговорить? Ферми сформулировал свой «Парадокс». С одной стороны, Вселенная невообразимо гигантская и древняя. Земля на общем фоне особо не выделяется. Логично предположить, что на таких масштабах и временных промежутках могли возникнуть и другие цивилизации. С другой стороны, мы их не наблюдаем. 

Почему психология не физика, а история не умеет предсказывать будущее

Рассмотрим науки о мире, в порядке возрастания сложности.

• Фундаментальная физика. Если упростить, физика имеет дело с элементарными частицами, их конгломератами, и некоторым не самым большим числом свойств этих частиц и мира в целом. Главная сложность техническая: для изучения всего этого требуется много энергии (читай: денег). В принципе и всё: если будут деньги на опыты, то пытливые гении рано или поздно во всём разберутся.

• Химия. Элементарные частицы объединяются в молекулы. Они взаимодействуют друг с дружкой с помощью всего одного взаимодействия, но выстраиваемые ими структуры достаточно комплексны, поэтому главная сложность изучения — вычислительная. У нас мало того что нет полного знания про основы мира, так ещё и не хватает мощности компьютеров. 

• Биология. Из миллионов и миллиардов молекул выстраиваются невероятно затейливые конструкции. Помимо того, что они взаимодействуют и как молекулы, и как элементарные частицы, у них появляются новые эмергентные свойства. Чтобы изучать всё это, в обозримое время не хватит мощности даже перспективных квантовых компьютеров. Это не считая того, что нам ещё далеко не всё ясно про молекулы и частицы.

• Нейрология. Из биологического субстрата, из десятков миллиардов клеток создаётся объект исключительной сложности: мозг. Если уж мы пока не умеем моделировать клетки, что уж говорить про такой уровень комплексности. Вторая проблема: мозги у разных людей разные, и уже не поставишь идеально воспроизводимый эксперимент — по крайней мере, не для сложных свойств. Третья проблема — этическая. Иногда технически возможно поставить эксперимент, но никто не будет этого делать, потому что он подвергнет опасности живых людей. 

• Психология. На материальном нейробиологическом субстрате идут процессы, часть из которых мы назваем психическими. Понятно, что ни о какой точной их модели не может идти и речи, приходится довольствоваться приблизительными. Не помогает и то, что хотя впрямую психология не работает с явлениями из нейробиологии (и со всем остальным выше по течению), но конечно же они так или иначе влияют на работу психики. И чем глубже мы их изучим, тем больше у нас шансов лучше понять психические процессы. Ну и конечно, в психологии крайне сложно поставить эксперимент: тут и этические проблемы, и наше незнание мира на всех уровнях, и невозможность полностью повторить условия эксперимента: нет двух одинаковых людей, и не получится каждый раз давать одно и то же воздействие. Разумеется всё это не значит, что нужно опускать руки: психология сейчас бурно развивается во многом именно благодаря возврату в лоно науки и налаживанию отношений с нейрологией и биологией. Но чётких моделей с предсказательной силой, как в физике, от психологии ждать не стоит ни сейчас, ни в будущем. Скорее, что-то статистическое, со всё более высокой сходимостью результата.

• Социология, экономика, педагогика. А теперь возьмём этот самый сложный известный нам объект во Вселенной, размножим его в семь миллиардов раз и попробуем понять, как же эти ребята друг с дружкой общаются, да ещё под влиянием сонмища внешних факторов. В общем, все те же проблемы, что у психологии — только во много раз больше, и с дополнениями. Поэтому то учебники по социологии эклектическим перечислением социологических паттернов напоминают рубрику «К.О. на связи», а экономисты вначале и вовсе попытались пойти по пути упрощения всего этого до некоего сферического в вакууме «человека экономического». Впрочем, сейчас уже есть понимание, что если мы хотим дальнейшего развития, всё-таки придётся копнуть глубже и заняться психикой. Помня о сложностях всех предыдущих этапов и стараясь избежать очень частой в этих науках политической ангажированности.

• История. Она находится на вершине этой пирамиды сложности. Берём весь груз проблем из социологии, добавляем к нему принципиальную невозможность эксперимента, добавляем куда большую неполноту исходных данных и, часто, куда более серьёзную политизированность вопроса. Историк с завистью смотрит на физика с химиком, которые говорят: «Вот дадут нам на исследования деньги, мы всё изучим и поймём!» В изучении истории деньги, конечно, тоже не помешают, но ими одними ничего не решится. В идеале, история, социология, экономика и политология могли бы вместе стать некой «супернаукой», которая оперирует моделями социумов, опирается на исторические данные и может с какой-то вероятностью прогнозировать будущее. Эдакая «психоистория» из азимовского «Основания». Но пока о таком говорить категорически рано.

Как видим, чем дальше мы от первоисточника, тем меньше наука соответствует строгим «физическим» критериям. Это не значит, что кроме физики, нет наук. Напротив, следует отнестись к большим уважением к тем, кто не боится заниматься такими сложными вещами и создаёт хотя бы приближенные модели, которыми мы все пользуемся. 

О Китае замолвите слово

Люди так устроены: что бы ни происходило, они всегда знали, что так будет. И сейчас вам обстоятельно расскажут, почему.

Если сейчас дождь, они пишут аналитику про то, что пришёл Потоп. Выглянуло солнышко, они тут же перестраиваются, критикуют потопленцев и рассказывают, что им всегда было ясно, что дождь скоро сменит солнце и мы все сгорим.

Например, стоило Борису Джонсону вырулить из пике, как тут же сайты и газеты запестрили статьями аналитиков, превозносящих этого примечательного персонажа, в которых объяснялось, как ещё задолго до рождения ему был предопределён успех, как он шёл к нему всю свою жизнь, и даже то что казалось epic fail, на деле было Гениальным Планом.

Понятно, что как только Акела промахнётся, эти же авторы всегда знали, что он был обречён.

Та же ситуация с Китаем. В начале и середине пандемии я с интересом читал, как Китай всех переиграл. Мощь его невероятна, предусмотрительность запредельна, тысячи лет истории опыта дают огромную фору перед любыми выскочками. Западу остаётся только признать поражение, смириться и учить китайский язык.

Ни в коей мере не буду отрицать достижений Поднебесной — ни прошлых, ни нынешних. Компас, порох, бумага, книгопечатанье, ещё сотни всего — это то, что было. А то что есть — я печатаю это на клавиатуре made in China, смотрю в монитор made in China, рядом смартфон made in China. Это всё есть. А вот чего нет — это мифической «древней мудрости». Вся история Китая — это история возвышения и сокрушительных поражений. Китай много раз становился величайшей державой, и много раз не мог удержаться на пьедестале. Всё это время там были известны и стратагемы и «Искусство войны» и сочинения Конфуция. Всё это время Китай мудро смотрел в глубь тысячечлетий. И что, помогло?

Сейчас Китай снова на подъёме. Снова планирует на сотни лет и играет в Го. В этот раз то уж всё будет иначе? Китай завладеет миром?

Вряд ли. Я не говорю, что кто-то там кого-то снова завоюет и разрушит. Очень хочется верить, что уже миновали те времена, когда такое поведение больших держав было нормой. Потому что войн не бывает святых, праведных, справедливых — они всегда отвратительные. Но и «мягкой силе» Китая есть предел. Тому несколько причин.

Первая: у Китая просто не было опыта сосуществования с равными по силе: он был или намного сильнее окружающих (тогда он диктовал всем свою волю), или его завоёвывали (и подчиняли своей воле). Сейчас иной мир. Но Китай ведёт себя по-прежнему. В win-win он пока не умеет.

Вторая, как следствие первой: шовинизм Китая и неготовность принимать иные культуры. В чём мощь США? В привлекательности. Вспомните, как все любили американское даже в СССР. Ругали, критиковали, а всё равно любили. И пусть уже давно «Гудбай, Америка», пусть давно понятно, что там не рай — но у этих эмоций колоссальная инерция. Land of the free даёт каждому приехавшему возможность подняться до любых высот. А что даёт Китай? Плохо скрываемое или и вовсе открытое презрение к лаоваям, «белым обезьянам»? Пока Китай не откроет приезжим объятия (а он не сделает этого примерно никогда), какая бы экономическая и военная мощь у него ни была, он останется провинцией. Властителем дум ему не стать.

Третья — как ни странно, неумение извлекать уроки из прошлого. Как только страна обретает силу, все тормоза срывает. Ден Сяо Пин заповедовал не высовываться и тихо растить мощь — Си Цзыньпин решил, что нарастили достаточно. Можно свысока поучать, как правильно бороться с эпидемией, можно кабалить кредитами страны на «Шёлком пути», можно играть военными мускулами на море и на суше. Но Запад то никуда не делся. Можно сколько угодно рассуждать о его загнивании, но его сила ещё долго будет очень велика. Поэтому за коротким периодом восхищения успехами Китая мы видим, что Запад перегруппировался и пошёл мочить Китай из всех орудий. Пока что пиаровских. Но и санкции не за горами. И без разницы, что Трамп так отвлекает внимание от собственного бездействия в начале пандемии. Главная причина одна: Китай всё ещё не может признать право других на равное существование.

// На картинке — китайский комикс, указывающий правильное место белого мусора в Поднебесной. На второй — работник китайского посольства в Казахстане вежливо объясняет колумнисту Карнеги, что тот не вполне прав. Прям как в том анекдоте про составление ноты начинающими дипломатами.

Молодцы, так победите.

Казнить можно помиловать

Лет пять назад мне в руки попала интересная книжка. Репринт издания 1909 года, «О смертной казни. Мнения русских криминалистов». На основе этой книги я попробовал выделить основные категории аргументов за и против смертной казни, совершенно не предполагая, что этот вопрос когда-нибудь будет в России снова актуален. Получилось 14 категорий, от религиозных, до системных. Публикую как есть, в качестве информации к размышлению.

В целом, на мой взгляд, аргументы «против» значимо перевешивают аргументы «за».

К вопросу о питании средневековых монахов

Все мы помним балладу о полевом командире Робин Гуде и его верных товарищах, среди которых был horizontally challenged братец Тук, способный перепить и переесть весь свой батальон, если его не отвлекут. 

Похоже, что не всё в этой балладе — миф. Пять лет назад Константин Михайлов на лекции посвящённой монашеским орденам, вскользь упомянул, что средневековые монахи потребляли 4500-6000 ккал в сутки. Судя по всему, для Константина как для религиоведа и историка это были просто числа. Но набегами ведущего дневник калорий меня они поразили. Я решил проверить эту историю.

Оказалось, что она похожа на правду. По крайней мере, как показывает исследование Филиппы Патрик из Института Археологии Университетского колледжа Лондона [1][2], монахи в средние века ели невероятно много. Приведу список, кто сколько ел (на основе [4]):

  • Обычные мужчины и женщины потребляли порядка 2200-300 ккал в день. Это больше современных норм (у меня, например, в погожий сидячий день выходит около 1600), ну так народ поактивнее был, Интернет тогда ещё не во все дома провели.
  • Наслаждающиеся тяжёлым трудом моряки и прочие потребляли 3500 ккал в день. Это пока тоже не выходит за границы разумного и понятного.
  • Аристократы же, мучаясь и постанывая, втискивали в себя 4000-5000 ккал в день. Что много. Реально много. Даже если они носили доспехи, не снимая.
  • Но всех их с запасом обходили слуги Господа! В постный день они потребляли 4500 ккал, в обычный же — 6000

Чтобы понять, сколько это — 6000 килокалорий:

  • Бег. Десять километров — порядка 900-1000 ккал. Марафонский забег мне стоил 4200 ккал. 
  • Секс — 3 ккал в минуту, 180 ккал в час, 7560 ккал в сутки (кто-нибудь пробовал?)
  • Мясо (1 кг) — 2500 ккал.
  • Торт «Наполеон» (1 кг) — 3170 ккал.
  • Пиво (литр) — 380 ккал.

Примерно понятно, каким образом монахи достигали этого уровня. Филиппа Патрик описала [1] примерный рацион монахов из монастырей Клюнийской конгрегации (до 2000 монастырей на пике).

— С 11 до 13. Три яйца, варёных или жареных на сале. Овощная каша с фасолью, луком-пореем, морковью и другими продуктами из монастырского сада. Свиные отбивные, бекон и баранина. Каплун, утка и гусь с апельсинами. Двести грамм хлеба, чтобы подобрать подливку. Персики, клубника и черника с яичным пудингом. Пара литров разбавленного пива.

— С 16 до 18. Баранина с чесноком и луком. Болтушка из яиц, молока и инжира. Оленина с рябиной, инжиром, травами, фундуком и яблоками. Тушёные угри, сельдь, щука, миноги, лосось, треска, форель. Двести грамм хлеба для подливки, иногда с топлёным салом. Два литра эля. Пол-литра вина (см. [5][6]: размер чарки вина не был чётко определён).

Это меню поражает разнообразием. Но, к сожалению, в статье не приводятся размеры блюд. Зато они есть в Вики [3, глава “Caloric structure”]. Пять яиц, кило хлеба, 900 грамм бекона, 4.5 литра пива. Ну и чарочку вина неопознанного размера. 

Введя все эти данные в MyFitnessPal, я получил не шесть, а все десять тысяч килокалорий! 

Калорийность питания монахов




Чтоб вы понимали моё изумление. Всё, что не потрачено, обычно идёт в жир. Если быть щедрыми и оставить ведущим сидяче-стоячий неактивный образ жизни монахам солидные 2500 ккал, то ежедневный избыток составит от 3500 до 8000 ккал. Один грамм жира даёт 9 ккал (не будем делать поправку на биодоступность разных видов жира). Значит 9 ккал отложатся в ±1 грамм жира. Что даст ежедневный прирост от 400 до 900 граммов. 4-9 кг за 10 дней. 360-810 кг в квартал. Полторы-три тонны в год. Каждый год. Если ввести калорийную поправку на обслуживание этой массы (3 ккал / кг), то набор веса прекратится где-то на тонне-двух.

Похоже, братцу Туку дубинка была без надобности. Он мог как Годзилла просто давить всех массой.

Эта загадка мучила меня: как такое возможно? Почему у нас нет история о многотонных монахах, неспешно катящихся по своим делам по дорогам Средневековья? Если же у них была диарея, где каловые Монбланы вокруг монастырей? И вдруг меня озарило.

В экологии есть понятие «экологической эффективности». Какой КПД переработки полезных веществ в энергию. У разных животных он разный и зависит от многих факторов, что не всегда качественно отображается в школьных учебниках. По какой-то причине в одно время там фигурировало число «10%»: на следующий уровень переходит 10% энергии. Но это неверно! Дмитрий Шабанов приводил пример: если мы накормим килограммом насекомых синицу и питона, они не потолстеют на 100 граммов. Не только потому что не бывает 120-граммовых синиц (они весят около 15 граммов). А потому что у них разная эффективность усвоения. И, что не менее важно, у них разные энергозатраты. Поэтому синица от такого угощения прибавит лишь шесть грамм. Зато питону достанется аж 660 граммов.

Юджин Одум предложил схему [7], описывающую основные энергопотоки. Т.н. «квадрат Одума». Живые существа энергию поглощают, далее с каким-то КПД её перерабатывают. А потом тратят: на движение, на нагрев тела, на рост… и на дыхание! 

И вот мы подходим к главному. Почему синица не смогла растолстеть до сумотори? Потому что птицы тратят до 99% энергии на то, чтобы дышать! Буквально: птицы едят, чтобы дышать.

Шерлок Холмс говорил, что истиной, какой бы невероятной она ни казалась, является то, что останется, если отбросить всё невозможное. Отбросив всё невозможное, мы неизбежно приходим к невероятном выводу: монахи были птицами.

Заключение. Таким образом, просто сопоставляя факты, мы оказались на пороге грандиозного открытия, полностью меняющего наши представления и об истории, и о биологии разумных существ, населяющих нашу планету. Теперь осталось лишь подождать новых археологических открытий, которые покажут нам полые как у птиц кости тех существ параллельно существующего с нами вида, кого мы наивно звали «монахами».

——
Ссылки

  1. Bones reveal chubby monks aplenty
  2. Fat jolly monks had painful secrets
  3. Medieval cuisine
  4. Food & Diet in the Middle Ages
  5. The Holy Rule of Saint Benedict  (на русском) (обратите внимание на главу XL про вино — объём hemina неясен, по разным оценкам и в разные периоды он был в диапазоне от 270 до 750 мл)
  6. How Much Wine May a Monk Drink Per Day?
  7. Дмитрий Шабанов. «Экология», глава «Экологические эффективности»

——
[                                                   ] 
место для Нобелевской премии

IQ

IQ Ричарда Фейнмана был 125. Сами тесты не сохранились и какие именно использовались, неясно. Так что большие выводы делать сложно. Но в принципе те же претензии можно предъявить многим исследованиям, включая ныне модные на тему «ах, мы все глупеем… а вы особенно!» 

В примере с Фейнманом — одна из главных проблем с IQ. Вроде бы мы интуитивно понимаем, что есть более умные, есть более глупые люди. Поэтому, в духе витализма и редукционизма кому-то шибко умному пришла в голову светлая идея, что за это отвечает один (!) фактор, названный “g-factor” (не путать с другими “g”, по преданиям имеющимися у некоторых людей). Далее последовали попытки измерить этот фактор аршином общим. Одна из них — тесты на IQ

Вскоре умным и прочим стало понятно: умными считаются те, кого умные считают умными. Т.е., создатели тестов проверяют, насколько тестируемые вписываются в их шаблоны представлений об интеллекте. Фейнман вот не вписался. Бида-бида.

Как всегда в подобных случаях, какое-то зерно истины во всём этом есть. Одна из задач тестов на IQ — предсказать успешность индивида. Мелкий бес начинает выглядывать из табакерки, когда мы задаём неудобные вопросы: «В чём успешность, в каких ситуациях?» Выясняется, что умение разгадывать анаграммы и геометрические паззлы не всегда помогает в трущобах Мумбаи, а навык находить недостающее число в последовательности — так себе предиктор литературного успеха. Поэтому, как червячки после дождя, повылазили специализированные тесты для разных областей, в общем то похоронив идею единой для всех линейки. Хотя по инерции, для пузомерства и в силу неимения лучшего, её всё ещё применяют и будут применять долго.

Вероятно, есть какие-то факторы wetware, которые помогают достичь лучших результатов сразу во многих областях. Достоверно показывают пальцем на оперативную память (и игру n-Back для её развития). Но мне кажется, могут быть ещё и другие особенности вроде скорости обучения, гибкости и т. п. Что из этого в какой степени наследуемое (мы говорим не только о генах), а что — постнатальный конструкт — дело пока тёмное. 

Но всё это базовые «низкоуровневые» предпосылки, которые не факт что эффективно проявятся в жизни конкретного человека. Это как купить дорогущий процессор, жёсткий диск, дизайнерский коврик для мыши… Явно недостаточно просто положить их рядом, чтобы всё вместе заработало. She’s a diamond, who want to stay coal.

А чтобы проверить итоговый конструкт, нужен банальный ассессмент-центр. Главная идея которого, напомню, чётко определить, в какой именно ситуации человек должен проявить навык, и что именно будет считаться именно тут успехом. И уже под это подбирать тестовые задания. Безо всяких one-size-fits-all.

Глупеет ли человечество

На SciShow хорошее видео на тему «Больший мозг — не обязательно лучше думающий мозг».

В России несколькими уважаемыми мной учёными-популяризаторами продвигается идея, что человечество глупеет. А неандертальцы с кроманьоньцами были умнее. Интересно, что в западных обсуждениях этой темы я такой однозначности не встречаю. Напротив, там указывается, что это совершенно не факт, и всё не так просто.

Тонни Роббинс – 3

(раз, два — в facebook)

Хочу раз и надолго, до подрастания нового необразованного самоуверенного поколения, закрыть тему с Тони Роббинсом.

Роббинс — не тренер и не лектор. Он даже не коуч в привычном нам понимании. Роббинс — представитель очень американского по духу и совершенно незнакомого на наших просторах явления — оратор мотиватор / вдохновитель (motivational/inspirational speaker). Его задача не в том, чтобы научить набившему оскомину «новому»: он даёт «волшебный пендель», чтобы всякие иаковы и джоны взялись наконец за правильное «старое». 

Парадокс Ферми

Второй подход к «парадоксу Ферми» (первый тут) — после чтения reddit и просмотра роликов Kurzgezagt.

Муха в банке

По сети давно гуляет интересная задачка, в своё время разобранная у Перельмана. В разных вариантах, но суть одна. На весах стоит банка без крышки, в неё залетает муха. Система открытая. Потом закрываем крышку. Система закрытая. Муха летает внутри. Изменится ли вес банки в первом и втором случае?

Над задачей интересно подумать, попытавшись выйти за рамки первого очевидного ответа.

Ау, соседи!

Почему молчит Вселенная, когда нам так грустно и хочется с кем-то поговорить? Ферми сформулировал свой «Парадокс». С одной стороны, Вселенная невообразимо гигантская и древняя. Земля на общем фоне особо не выделяется. Логично предположить, что на таких масштабах и временных промежутках могли возникнуть и другие цивилизации. С другой стороны, мы их не наблюдаем. 

From the Blog

Subscribe